Все новости Тамбовской области

  • Ирская коммуна: во что превратилось наследие легендарных коммунаров

    22.06.2018 07:21 www.msktambov.ru

    Многонациональная дружба строит общие планы
    Народный музей Ирской коммуны открылся 21 января 1968 года в одноэтажном деревянном доме. На пороге нас встречает учитель русского языка и литературы, краевед Галина Левина, неизменный гид музея последние 10 лет. Экскурсия начинается во дворе с осмотра сеялки и пожарной помпы, которая выглядит как качели.
    В сенцах установлен пресс из винного цеха. Коммунары делали вино из яблочного сока.
    - Здесь были замечательные сады, около 200 гектаров где-то. Прекрасно помню эти времена, - рассказывает Галина Левина. - Все праздники были веселыми. Потом из яблочного вина делали что-то типа кальвадоса. Это было из средство для веселья и валюта одновременно. За счет этого кальвадоса можно было разные вещи порешать.
    В комнатах старые фотографии, лапти, до изобретения кроссовок популярная в народе обувь, лежащие на боку часы, радио, которое уже не заговорит.
    А вот бюст Ленина с устремленным в будущее внутренним взглядом. За его спиной стоят поникшие переходящие знамена, которые вручали за трудовые успехи. Коммунары участвовали в выставках. Вот, например, грамота телятнице Матрене Можаровой. Женщина была удостоена звания Героя Социалистического труда. На снимках лучшие представители ее подопечных - бык и корова.
    Все ленинцы строили планы. И не только для себя, мы видим, что планы давались коровам на удой молока, свиньям - на мясо, овцам - на шерсть, а курам-несушкам - на яйца. В особом журнале отмечено, как справлялись с заданием братья наши меньшие. Смотрим, куры-несушки сделали значительные успехи в развитии своего таланта.
    Стенд в третьей комнате. Русско-венгерская дружба настолько крепкая, что она даже слилась в кольцах. Тарелка дружбы и тарелка любви, вышивка сельской идиллии среди сказочных цветов. Ленина здесь нет, и церковь может вздохнуть спокойно. История Покровского храма на бумажных носителях с иллюстрациями.
    Как жить, когда все общее
    Когда-то до революции из России искатели счастья эмигрировали за лучшей жизнью в Америку. После образования Страны Советов с властью рабочих и крестьян реэмигранты стали приезжать под Кирсанов, на развалины дома княгини Марии Рейтерн, урожденной Нарышкиной. Тракторы, сеялки, молотилки везли с собой. Люди были полны надежд своими руками построить светлое будущее для себя и своих детей. Через два года сюда приехали реэмигранты из Австралии.
    Апрель 1922 года. Изящно одетое общество, шествующее пешком по проселочной дороге от самого Кирсанова, вызывает интерес и неодобрение у местного населения, не знакомого со вкусами дизайнеров своего времени. Мужчины щеголяют галстуками, фетровыми шляпами и костюмами. Дамы изысканны и элегантны, в руках у них сумочки. Возглавляет группу Карп Богданов, первый председатель коммуны. У местной публики складывается мнение, что работать модники и модницы не будут, а как прежние господа запрыгнут к ним на шею.
    Но не тут-то было, пинать банку никто не стал. Переодевшись в рабочую одежду, новоприбывшие берутся за дело, применяя знания, полученные в Америке на курсах сельского хозяйства. Местное население, не вкусившее плодов просвещения, считает тракторы дикой затеей.
    - В народе разговоры разные ходили, - рассказывает краевед Галина Левина, - что вся земля и весь хлеб будут пахнут соляркой, керосином. Все это плохо, от беса. Но потом, когда урожаи появились, крестьяне поняли, что не от беса, а от прогресса.
    В коммуну со временем станут принимать и местное население, впрочем, не так охотно: те не располагали деньгами для взноса, а потому предпочтение отдавалось сиротам и специалистам.
    В распоряжении новоселов оказываются земли, прилегающие к полуразрушенному имению. Революция 1917 года прошлась по усадьбе, а затем образованный здесь совхоз Ирский смело Антоновское восстание в 1921 году. Хозяйственные постройки пережили революционный хаос. И лишь по-прежнему шумят листвой и свежестью ухоженные аллеи. В замечательном красивом старинном парке селятся первые жители, их всего 65 человек. Называют себя Ирская коммуна.
    - Жизнь закипела буквально с их приезда, - рассказывает Галина Левина. - Хотя в первое время они жили либо в развалинах, либо в палатках. Невыносимо сложные были условия первого года. Многие не выдержали, уехали, потому что были голод, разруха. Но приехали другие, и уже через несколько лет коммуна была образцово-показательной.
    Среди деревьев плотники строят деревянные двухэтажные дома с печным отоплением. Все удобства на улице, баня во дворе, прачечная в бане. Но зато есть приятный сюрприз. После трудового дня не нужно стоять у плиты. В общественной столовой всех накормят вкусно и сытно. Открываются ясли, детский сад, школа. А вот декретный отпуск длится всего месяц. Мама отправляется на работу, а свое чадо отдает на попечение нянюшки в ясли. В течение дня заходит его кормить. Для отдыха и культурного досуга появляются библиотека и отличный клуб.
    Коммунары возделывают поля, выращивают рожь, пшеницу, овес, картофель и другие культуры. Площадь посевов превосходит окрестные угодья крестьян. А урожаи по новым технологиям с механизацией несравненно богаче. Поселяне разводят лошадей орловской породы, свиней, овец, кур-несушек и другую живность. Выводят краснотамбовскую породу коров. Открывают сырзавод, маслозавод, пекарню, бойню, винзавод, мастерскую по выделке кожи, сапожную и портняжную мастерские, лесопилку и столярный цех, литейный цех, электростанцию и многое другое.
    Наступают в истории Иры и страшные времена. В 1937 году репрессированы 24 коммунара. Все они были расстреляны или замучены в лагерях. Среди них и Карп Богданов, лишенный ордена Ленина за день до расстрела.
    Название Ирской коммуны меняется с годами. В 1924 году безвозвратно уходит вождь пролетариата, оставляя свои идеи в сердцах впечатлительных людей, и поселяне переименовывают себя в коммуну имени Ленина. В 1938 году хозяйство становится колхозом имени Ленина.
    С распадом Советского Союза в 90-х предприятия колхоза закрываются, растаскиваются, коммунарские дома ветшают. Местное население все больше устремляется на заработки в Москву.
    Снести нельзя оставить
    А мы маленьким журналистским объединением вместе с Натальей Осокиной, работающей в сфере культуры Кирсановского района, экскурсоводом от народа Галиной Левиной и родственником коммунаров Виктором Баскаковым прогуливаемся по прекрасным аллеям громадного парка. Над нами раскинули кроны липы, березы и клены. Хвойные деревья протягивают лапы с зелеными коготками. Здесь можно встретить сибирский кедр и сибирскую пихту. Коммунары заботились о парке, делали свои посадки.
    Через овраг перекинут мост. Внизу течет ручей. К счастью, мусора у воды не так много. Когда-то юные пионеры шли по нему в ногу строем. Мост воспользовался эффектом резонанса, чтобы всех скинуть. Правда никто не пострадал, а ребята в школе физику стали изучать лучше. В те времена в парке полыхали костры, взвиваясь к звездному небу.
    Перед нами в зарослях крапивы дом коммунаров, построенным первым. Не такой древний, как сказание о Соломоне. Жилищу чуть менее 100 лет, и кажется, оно только и ждет, как упасть и не задавить кого-нибудь. Внутри разруха и выцарапанное на штукатурке признание в любви на английском как историческая дань многонациональной коммуне. Наверх не подняться, кто-то унес ступеньки. Стоящее рядом с домом дерево из солидарности сломалось и покосилось.
    - Все, что осталось, - слова краеведа Галины Левиной обращены к племяннику коммунара.
    - Оно само обрушилось или кто-то поработал? – хочет знать подробности Виктор Баскаков.
    - Оно и само разрушилось, и кто-то поработал, возможно.
    - Как это поработал? Никого не могли найти или никого не искали? – уточняет тонкости обращения с коммунарским наследием Виктор Баскаков.
    - Виктор Павлович, он ведь не под охраной этот дом. Под охраной и то каждый день приходится держать то одного за хвост, то другого за руку. Сторожей мы не сможем поставить около этих зданий…, – с печалью в голосе говорит наш гид.
    Клуб был построен в конце 20-х. В нем гремели духовой и струнный оркестры. Коммунары плясали, пели, проявляли актерские способности. В 90-е в округе стало тише, в здании обустроили детский сад. Сейчас там великое ничто, царит умиротворенное спокойствие, перед окнами ветер играет на струнах свежей листвы.
    С журналистами обследуем обстановку одного из домов. Ветхость, разрушение, сваленные щепы, зияющие провалы в полах ведут с верхнего этажа на нижний. Из окон в крыше, созданных самой природой, льется теплый солнечный свет.
    - По программе аварийного жилья все дома должны быть снесены. Пока еще не могут решить эту проблему, потому что даже снесение – это дорогостоящее дело, – объясняет Галина Левина. - Потом идея появилась сохранить это как историческое место, но это такое дорого.
    Бар от Оболенской и другие идеи для сельской жизни
    В настоящий момент один из домов коммуны поставлен на учет как исторический памятник регионального значения. Ему тоже уготована естественная участь развалиться самостоятельно. Дом решили заколотить. Окна забиты досками. Но их уже кто-то изнутри оторвал. Галина Левина и Наталья Осокина не видят смысла восстанавливать старинный дом. По расчетам, приближенным к реальности, его восстановление обойдется в 27 миллионов, а весь комплекс в 230 миллионов.
    Приспособить исторический памятник к делу в 90-е годы пробовал местный энтузиаст. В одном крыле здания он открыл бар. Но спустя некоторое время закрыл его.
    - У меня детям в школе интересно все, что связано с княгиней Оболенской (в девичестве Нарышкиной – ред.), - вспоминает случай Галина Левина. - Несколько лет назад ученики пришли ко мне: «Галина Васильевна, мы нашли паркет от Оболенской!». Я говорю: «Бар от Оболенской вы нашли».
    Виктор Баскаков предлагает сделать коммуну привлекательным местом для туристов.
    - Я недавно ездил в Карелию, и мы плыли по Свири. Там в деревне бизнесмен построил несколько домов из старых бревен. В одном доме кузнецы, в другом - пряхи. Все они с Ленинградской области, все имеют какие-то навыки, кто рисует, кто вяжет. Люди приезжают туда и проводят там все лето. Так там иностранцев пруд пруди. Если очень захотеть, устроить можно все. Нужно лишь желание и средства. Вот только где их взять…
    Надежда Шурховецкая
    Читать далее...

Популярные новости в соц. сетях